Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

МАРТ

Стопы вложив в котурны года,
Как он бежал сюда с восхода,
Как плакал, трепетал!
И как он, выбежав на площадь,
Пал в окружении народа
И быстро лепетал:

- О, я не царь ваш многовластный -
Я только отрок сладкогласный,
Я только месяц быстротечный,
Я по пояс в снегу,
Я только вестник из-за речки,
Я только след его копытца,
Я только звон его уздечки,
А он у речки лег напиться,
А я, стопы в котурны года
Вложив, бежал сюда с восхода,
Я больше не могу!..

16 марта 1970
Владимир Сидоров

Литература

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

Когда я думал это, увидел подъехавшую карету к магазину, мимо которого я проходил. Я сейчас узнал ее: это была карета нашего директора. "Но ему незачем в магазин, - я подумал, - верно, это его дочка". Я прижался к стенке. Лакей отворил дверцы, и она выпорхнула из кареты, как птичка. Как взглянула она направо и налево, как мелькнула своими бровями и глазами... Господи, боже мой! пропал я, пропал совсем. И зачем ей выезжать в такую дождевую пору.
Утверждай теперь, что у женщин не велика страсть до всех этих тряпок. Она не узнала меня, да и я сам нарочно старался закутаться как можно более. потому что на мне была шинель очень запачканная и притом старого фасона. Теперь плащи носят с длинными воротниками, а на мне были коротенькие, один на
другом; да и сукно совсем не дегатированное.
Гоголь. Записки сумасшедшего

Я тогда, князь, в третьегодняшней отцовской бекеше через Невский перебегал, а она из магазина выходит, в карету садится. Так меня тут и прожгло. Встречаю Залёжева, тот не мне чета, ходит как приказчик от парикмахера, и лорнет в глазу, а мы у родителя в смазных сапогах да на постных щах отличались. Это, говорит, не тебе чета, это, говорит, княгиня, а зовут ее Настасьей Филипповной, фамилией Барашкова, и живет с Тоцким, а Тоцкий от нее как отвязаться теперь не знает, потому совсем то есть лет достиг настоящих, пятидесяти пяти, и жениться на первейшей раскрасавице во всем Петербурге хочет. Тут он мне и внушил, что сегодня же можешь Настасью Филипповну в Большом театре видеть, в балете, в ложе своей, в бенуаре, будет сидеть. У нас, у родителя, попробуй-ка в балет сходить, -- одна расправа, убьет! Я, однако же, на час втихомолку сбегал и Настасью Филипповну опять видел; всю ту ночь не спал.
Достоевский. Идиот

Общий мотив - плохая, "немодная" одежда.

(no subject)

Александр Пушкин

ПИР ПЕТРА ПЕРВОГО

Над Невою резво вьются
Флаги пестрые судов;
Звучно с лодок раздаются
Песни дружные гребцов;
В царском доме пир веселый;
Речь гостей хмельна, шумна;
И Нева пальбой тяжелой
Далеко потрясена.

Что пирует царь великий
В Питербурге-городке?
Отчего пальба и клики
И эскадра на реке?
Озарен ли честью новой
Русской штык иль русской флаг?
Побежден ли швед суровый?
Мира ль просит грозный враг?

Иль в отъятый край у шведа
Прибыл Брантов утлый бот,
И пошел навстречу деда
Всей семьей наш юный флот,
И воинственные внуки
Стали в строй пред стариком,
И раздался в честь Науки
Песен хор и пушек гром?

Годовщину ли Полтавы
Торжествует государь,
День, как жизнь своей державы
Спас от Карла русский царь?
Родила ль Екатерина?
Именинница ль она,
Чудотворца-исполина
Чернобровая жена?

Нет! Он с подданным мирится;
Виноватому вину
Отпуская, веселится;
Кружку пенит с ним одну;
И в чело его цалует,
Светел сердцем и лицом;
И прощенье торжествует,
Как победу над врагом.

Оттого-то шум и клики
В Питербурге-городке,
И пальба и гром музыки
И эскадра на реке;
Оттого-то в час веселый
Чаша царская полна,
И Нева пальбой тяжелой
Далеко потрясена.

1835

Общие соображения

ТИРЕСИЙ

Скудость воображения и неуемное тщеславие породили несметное множество пересказов и продолжений (или, употребляя неаппетитное для русского слуха словцо, - "сиквелов", они же "римейки") популярных текстов - "Властелина колец", "Волшебника Изумрудного города", "Незнайки", "Золотого ключика". Читать их, как правило, невозможно, и зачем люди эти книжонки покупают - мне неведомо. Но я со злорадством (не лучшее чувство, каюсь) отмечаю, что многие сюжеты перелицевать никто не додумался; никому не пришло в голову превратить Гулливера или Робинзона - в женщин. А ведь какое поле для оголтелого сочинительства! И никакой Фоменке не пришло на ум заменить всех исторических деятелей мужчин - дамами. Только представим себе: Наполеон - дама! Александр Македонский - дама! Да куда там...

Маленькая антология

Лариса Миллер


Телячьи нежности. Позор
Все эти нежности телячьи,
Все эти выходки ребячьи,
От умиленья влажный взор.

Спешу на звук твоих шагов,
Лечу к тебе и поневоле
Смеюсь от счастья. Не смешно ли
Так выходить из берегов?

Неужто столь необорим
Порыв в разумном человеке?
...Но не стыдились чувства греки,
Стыдился чувств брутальный Рим,

Который так и не дорос
До той возвышенной морали,
Когда от счастья умирали,
Топили горе в море слёз.
1985

(no subject)

Илья Сельвинский

Кредо

Я хочу быть самим собой.
Если нос у меня – картофель,
С какой же стати гнусить как гобой
И корчить римский профиль?
Я молод. Так. Ну и что ж?
К философии я не падок.
Зачем же мне делать вид, что нож
Торчит у меня меж лопаток?
Говорят, что это придёт,
А не придёт – не надо.
Не глупо ли, правда, принимать йод,
Если хочется шоколада?
Я молод и жаден как волк,
В моём теле ни грамма жиру.
В женской ласке, как в водах Волг,
Я всего себя растранжирю.
Мне себя не стыдно ничуть,
Я хочу быть самим собою:
Звонами детскости бьёт моя грудь,
И я дам ему ширь – бою.
Нет, не Байрон я, не иной,
Никакой и никак не избранник;
Никогда ничему я не был виной,
Ни в каких не изранен бранях;
Не сосёт меня ни змея,
Ни тоска, ни другая живность –
И пускай говорят: «Наивность».
Хоть наивность – зато моя.
<1918>


Ирина Сидоренко

От третьего к четвёртому Риму

1. Небесный порт св. Петра

Звенит морозная заря.
В Первопрестольной чтят с утра
Святого Петра!

Едина Русь вокруг Москвы –
Князья, смирив свои главы,
Победно светлы.

И чудотворец, святый Пётр,
Град утверждает, чист и твёрд,
Небесный порт!
2001

2. Парадигма

Первый Рим – это Рим.
Второй Рим – Царьград.
Третий Рим – Москва, Мокошь Руси.
Четвёртому не бывать!
2003

3. Свержение парадигмы

А Пётр чихать хотел на эти «бредни». –
Решил он строить здесь Четвёртый Рим.
«Святые мощи где?» – запросят ведьмы. –
Да полстраны в костях лежит под ним…
2003

Маленькая антология

Арсений Тарковский

АНЖЕЛО СЕККИ

- Прости, мой дорогой
мерцовский экваториал!
Слова Секки

Здесь, в Риме, после долгого изгнанья,
Седой, полуслепой, полуживой,
Один среди небесного сиянья,
Стоит он с непокрытой головой.

Дыханье Рима - как сухие травы.
Привет тебе, последняя ступень!
Судьба лукава, и цари не правы,
А все-таки настал и этот день.

От мерцовского экваториала
Он старых рук не в силах оторвать;
Урания не станет, как бывало,
В пустынной этой башне пировать.

Глотая горький воздух, гладит Секки
Давным-давно не чищенную медь.
- Прекрасный друг, расстанемся навеки,
Дай мне теперь спокойно умереть.

Он сходит по ступеням обветшалым
К небытию, во прах, на Страшный суд,
И ласточки над экваториалом,
Как вестницы забвения, снуют.

Еще ребенком я оплакал эту
Высокую, мне родственную тень,
Чтоб, вслед за ней пройдя по белу свету,
Благословить последнюю ступень.


На черной трубе погорелого дома
Орел отдыхает в безлюдной степи.
Так вот что мне с детства так горько знакомо:
Видение цезарианского Рима —
Горбатый орел, и ни дома, ни дыма...
А ты, мое сердце, и это стерпи.
Collapse )

Маленькая антология

Я ПО ЛЕСЕНКЕ ПРИСТАВНОЙ...

Сейчас я не могу по лестнице ходить. Но лестницы все равно люблю, как в детстве. У нас - собственно, у соседей, но наше добро там тоже лежало - был сарай с чердаком ("подловкой", как его называла соседская же бабушка Груня). Влезать туда нужно было по приставной лестнице. И вот картинка: я спускаюсь с чердака, в руках несколько кукол - в платьицах и голышей, и вдруг роняю; подросшие щенки, вертевшиеся внизу, с визгом подскакивают к куклам и начинают их трепать. Я кубарем скатываюсь вниз и пытаюсь отнять. Всеобщая свалка. Потом я с грустью разглядываю следы щенячьих зубов на пластмассовых кукольных животах...
Ну, нельзя по реальной лестнице, пойдем по стихотворной...
Collapse )

Мои поэты

ТРЯХНЕМ СТАРИНОЙ

Свои филологические забавы я начинала с Лермонтова, но довольно скоро его оставила. И, наверное, напрасно - сейчас я, может быть, знала бы, обнаружил ли кто-нибудь из лермонтоведов связь (подражание, влияние, источник...) между фрагментом из "Песни о купце Калашникове" (ненавидимым всеми школьниками и тем не менее прекрасным) и началом "Песни старого Русского солдата на разбитие Французов" Калайдовича. И не изобретала бы я тут, по обыкновению, очередное двухколесное средство передвижения. Для сравнения - упомянутые тексты; для любопытствующих - справка о Калайдовиче.
Collapse )

Сближения

ПЕРЧАТКА

"Подумаешь, соломенная шляпка - безделица какая-то и тряпка..." Перчатка - тем более. Но этой безделице в литературе уделено нешуточное внимание. "Я на правую руку надела перчатку с левой руки" - эта строка чуть ли не представительствует за всю поэзию Ахматовой.
Collapse )